Сегодня: Понедельник, 20 сентября
Поставить закладку  |  Сделать стартовой
НАШЕ ВРЕМЯ - Еженедельная общественная газета
НАШЕ ВРЕМЯ - номер в лицах:
Первая еженедельная аналитическая газета Оглавление номера 216 от 12-12 май
Карта сайта |  Редакция  |  Реклама  |  Архив  |  Запасники  |  Опросы  |  sitemap

Живая очередь
ТЕМА НОМЕРА

ТехноМир

25-Я ПОЛОСА: ИНТЕРНЕТ

ДЕНЬ КАЛЕНДАРЯ

НАШЕ ВРЕМЯ по авторам:
поиск по сайту:


GAZETANV
Архив номеров:
№215 от 26 сентября
Новый вектор развития SkyWay: следующая остановка - ОАЭ

№214 от 04 октября
Фестиваль в ЭкоТехноПарке Skyway: Июль 2017. Продолжение следует!

  Весь архив
НАШЕ ВРЕМЯ в интернете:
RSS трансляции
http://www.gazetanv.ru/rss.xml

 


ГЛАВНАЯ АРХИВ НОМЕРОВ №4
ВОЗВРАЩЕНИЕ САМУРАЯ

Почему именно Кириенко? Чтобы ответить на вопрос, надо его переформатировать: а почему бы и не Кириенко?

СРЕДИ преемников нынешнего президента на выборах 2008 года эксперты называли бывшего главу президентской администрации Дмитрия Медведева, ставшего первым заместителем председателя правительства, и министра обороны Сергея Иванова, также занявшего пост вице-премьера. Многим показалось, что Путин специально вывел «на подиум» Медведева и Иванова, поручив им крупные национальные проекты, чтобы за время, оставшееся до президентских выборов, они смогли набрать необходимый политический вес.

В свое время, едва начались эти теоретические «изыскания», ведущий российский политолог Вячеслав Никонов заметил на одном из «круглых столов», посвященных выборам-2007: «Версия о Медведеве и Иванове, как преемниках, противоречит общему политическому стилю Путина, который обычно важные кадровые решения держит в секрете до конца». К этому можно добавить, что национальные проекты, которые президент поручил курировать Медведеву и Иванову, относятся как раз к тем масштабным, общественно значимым планам, на выполнении которых быстрее ломают головы и карьеры, нежели наживают политический капитал.

Конечно, возможность участия Дмитрия Медведева и Сергея Иванова в президентских выборах 2008 года вполне велика, но они, скорее всего, выйдут на старт избирательной гонки, чтобы лишь усилить «кремлевскую команду», чтобы впоследствии призвать своих сторонников отдать голоса реальному преемнику Путина, если тот не сможет добиться убедительной победы в первом туре. Прецеденты есть – глава Совета Федерации Сергей Миронов участвовал «на всякий случай» в президентских выборах 2004 года, именно с целью усиления позиций Владимира Путина.

Как же может выглядеть реальный преемник, кандидат в российские президенты образца 2008 года?

Понятно, это должен быть яркий политик федерального уровня, широко известный основной массе избирателей. Другой после Путина невозможен по определению. Но никто из таких политиков, тем более уже участвовавших (и не раз) в президентских выборах, не может похвастаться близостью к главе государства. Это Геннадий Зюганов, Геннадий Селезнев, Константин Титов, Владимир Жириновский.

Далее, наш кандидат-2008 должен иметь опыт управления крупными государственными структурами – в условиях нынешнего экономического развития (пусть и догоняющего) стране больше нужен опытный менеджер, чем харизматик-идеолог. Есть в России и такие политики. Более того, некоторые обладают президентскими амбициями и вполне способны стартовать в избирательной кампании. Экс-премьер Михаил Касьянов, например, уже объявил о планах создания в России нового общественного движения и подтвердил намерение участвовать в президентских выборах 2008 года. Однако Касьянов, а также Сергей Степашин и Сергей Глазьев не пользуются особым расположением действующего президента.

Желательно, чтобы кандидат был молодым, поскольку в нашем обществе сложилось стойкое неприятие геронтократии. Да и на выборы 2008 года придут молодые избиратели, выросшие уже в новой России. И поэтому, даже при поддержке Путина, чрезвычайно мало шансов на успех у «стариков» – Юрия Лужкова и Евгения Примакова.

Наконец, гипотетический преемник должен принадлежать к команде действующего президента, разделять идейные и концептуальные установки главы государства, его взгляды на экономику, социальную сферу, внешнюю политику. То есть, быть близким Путину по духу, чтобы продолжить его политический курс и реформы. Иначе теряется весь смысл преемничества – с какой стати Путину поддерживать человека, способного разрушить здание, которое он терпеливо выстраивал восемь лет?..

Сквозь все эти «фильтры» проходит единственный человек в окружении Владимира Путина – Сергей Кириенко, бывший полномочный представитель президента в Приволжском федеральном округе, а ныне глава Минатома России.



НЕЛИШНЕ вспомнить, как он начинал карьеру федерального политика.

В апреле 1998 года Государственная Дума под сильным давлением президента Ельцина, с третьего голосования, утвердила на посту премьер-министра молодого Сергея Кириенко, близкого к Борису Немцову выходца из нижегородских деловых структур, успевшего недолго поработать в качестве министра топлива и энергетики.

На посту председателя правительства Кириенко продержался чуть больше трех месяцев, но и этого срока вполне хватило, чтобы еще долго одни вспоминали о нем с восхищением, другие – с содроганием. Карьера Кириенко не была, однако, чем-то необычным для эпохи Ельцина – молодые и ретивые политики, как мы помним, приходили во власть и, поблистав, скатывались за горизонт. Очень многие – навсегда. Но лишь Кириенко, упав с высоты, на которую только мог подняться человек его возраста, сохранил, и это несложно доказать, способность к новому взлету.

Летом 1998 года он успел «нахватать» кучу должностей в нагрузку к премьерской: председателя Временной чрезвычайной комиссии при Президенте РФ по укреплению налоговой и бюджетной дисциплины (ВЧК), председателя исполкома Союза России и Белоруссии, председателя Государственной комиссии по военному строительству. Он курировал военно-техническое сотрудничество с иностранными государствами, проведение военной реформы, деятельность компаний «Росвооружение», «Промэкспорт», «Российские технологии». Возглавлял правительственную комиссию по экономической реформе и Консультативный совет по иностранным инвестициям в России.

Конечно, Путин, будучи в то время первым заместителем руководителя Администрации президента, тоже занимался этими направлениями, а потому и поддерживал постоянные контакты с молодым премьером. Есть довольно устойчивый слух, что летом 1998 года именно премьер-министр Кириенко предложил кандидатуру Владимира Путина на должность директора ФСБ. Это вполне правдоподобно: если Кириенко собирался заниматься реальной политикой в качестве главы кабинета министров, ему нужна была собственная команда – противовес сложившемуся «семейному» клану. Ключевой силовик в лице директора ФСБ, обязанный выдвижением Кириенко, мог бы в будущем весьма укрепить позиции премьер-министра. И Путин с июля 1998 года по август 1999 года работал директором ФСБ.

Однако связка «Путин - Кириенко» вполне могла возникнуть еще раньше.

В 1996 году бывший первый заместитель председателя правительства Санкт-Петербурга и председатель комитета по внешним связям Владимир Путин назначается заместителем управляющего делами президента России, а еще через несколько месяцев становится заместителем руководителя администрации главы государства – начальником Главного контрольного управления президента. Этим карьерным взлетом он обязан Анатолию Собчаку, начальнику и покровителю, «лично известному» Борису Ельцину.

В эти же годы Сергей Кириенко тоже неуклонно приближается к Кремлю. Председатель правления банка «Гарантия», член Биржевого совета Нижегородской валютно-фондовой биржи, президент ОАО «Нефтяная компания «НОРСИ-Ойл», а с августа 1994 года – еще и член Совета по промышленной политике и предпринимательству при Президенте РФ. То есть вместе с нижегородским губернатором Борисом Немцовым Кириенко входит в круг людей, также «лично известных» президенту Ельцину.

Именно в эти годы Путин и Кириенко встретились – не могли не встретиться.

Есть несколько моментов, объясняющих взаимную симпатию Путина и Кириенко. Провинциалы, волей случая оказавшиеся в кремлевской когорте, они были чужими «семейным», хотя по служебным обстоятельствам владели такими секретами клана, знание которых уже само по себе несло угрозу безопасности – если не физической, то политической и заставляло искать единомышленников. Оба разделяли новые убеждения – Путин, как уже упоминалось, был верным сторонником Собчака, а Кириенко еще в начале 1990-х входил в реформаторское крыло ВЛКСМ и участвовал в деятельности политклуба «Выбор». Оба так или иначе изменили кастовым сообществам: Путин ушел из КГБ, а Кириенко попытался реформировать комсомол, членом ЦК которого состоял. Такая близость моментов биографий должна была рано или поздно привлечь их если не обоюдные симпатии, то хотя бы обоюдное внимание.

Остается и главный момент – Путин и Кириенко много лет занимались восточными единоборствами, достигнув высоких степеней посвящения. Кириенко, например, несколько лет назад стал президентом Федерации айкидо айкикай России. Людям неосведомленным это покажется несущественным. Мало ли у кого какое хобби! Однако даже в обычном заводском коллективе филателисты или любители зимней рыбалки хорошо знают друг друга и образуют устойчивые сообщества по интересам, которые всегда поддерживают своих членов. А весьма узкий круг специалистов по восточным единоборствам – это нечто вроде масонской ложи. Тем паче, если узкие специалисты ходят по одним кремлевским дорожкам...

Карате и айкидо – не только спорт. Это еще и философия, и образ жизни. Восточные единоборства учат огромному терпению, благодаря которому только и можно дождаться единственного момента для нанесения решающего удара. Владимир Путин не раз демонстрировал подобную выдержку – достаточно вспомнить, сколько лет он терпел присутствие в большой политике руководителя своей администрации Александра Волошина и питерского градоначальника Владимира Яковлева… Прозападные взгляды Путина и Кириенко на экономику и демократию плюс восточная шкала нравственных ценностей на основе бушидо, самурайского кодекса чести, – гремучий получился коктейль! Но главное – это стало основой их постоянного и прочного сотрудничества.



ДЕФОЛТ 1998 года – новая точка отсчета и для Путина, и для Кириенко. Молодого премьера, пробывшего на высоком посту несколько месяцев, сделали «мальчиком для битья», свалив на него ответственность за все провалы ельцинского руководства в экономической политике. Ясно, что за короткий срок пребывания в должности главы кабинета министров Сергей Кириенко физически не успел бы совершить тех провальных ошибок, которые были поставлены ему в вину. Кроме того, именно к августу 1998 года сложилась самая неблагоприятная с начала 90-х мировая экономическая конъюнктура. Как настоящий самурай, Кириенко сделал харакири – подал президенту прошение об отставке. Подконтрольные президенту СМИ сориентировали российского обывателя, что «во всем виноват Кириенко», как раньше во всем был виноват Чубайс. Только это мнение настойчиво утверждалось – и утвердилось – в общественном сознании.

Примечательно, что оно не повлияло на людей, находящихся тогда в верхних властных эшелонах. Буквально через несколько дней после отставки Кириенко исполнявший обязанности председателя правительства Виктор Черномырдин предложил тому занять пост своего первого заместителя. В сентябре 1998 года такое же предложение сделал Кириенко премьер-министр Евгений Примаков. Затем Кириенко предлагали возглавить Сбербанк и «Внешэкономбанк», но тот отклонил все предложения. Он входил в новый поворот карьеры – в декабре 1998 года министерство юстиции зарегистрировало политическое движение «Новая сила» под руководством Сергея Кириенко. Бывший премьер готовился к политическим баталиям.

Летом 1999 года, когда Владимир Путин еще исполнял обязанности директора ФСБ, Сергей Кириенко сообщил, что готов участвовать в кампании по выборам мэра Москвы. Вскоре движение «Новая сила» вошло в состав избирательного блока «Союз правых сил» для выборов в Государственную Думу третьего созыва. 19 декабря 1999 года на выборах мэра Москвы Сергей Кириенко занял второе место, собрав более 11 процентов голосов.

Стоит отметить, что в московских и федеральных СМИ летом и особенно осенью 1999 года резко усилилась критика московского мэра Юрия Лужкова. Его упрекали в неэффективности руководства социально-экономической сферой столицы, а московские власти прямо обвинялись в коррумпированности. Ясно, что такой «накат» на руководителя самого значимого субъекта Федерации, «накат», какого не было ни до выборов 1999 года, ни после них, не мог пройти мимо внимания президента Ельцина и исполняющего обязанности премьер-министра Путина. Но они тогда предпочли продемонстрировать верность идеалам свободы печати (это в России-то!), что объективно сыграло на руку двум кандидатам на пост мэра – Павлу Бородину и Сергею Кириенко. Однако «газетная война» не помешала Кириенко, уже в качестве лидера фракции, сотрудничать в Государственной Думе с фракцией объединения «Отечество – Вся Россия», одним из руководителей которого был Юрий Лужков.

Кириенко избрали депутатом Государственной Думы третьего созыва по общефедеральному списку избирательного блока СПС. В январе 2000 года он возглавил в Думе фракцию «Союза правых сил», а с февраля стал членом Комитета Государственной Думы по законодательству.

Деятельность Сергея Кириенко в качестве депутата Государственной Думы ознаменована тем, что он стал главным мотором постоянных «разборок» с депутатами от КПРФ и «Единства». Самое известное событие тех дней – отказ фракций СПС, ОВР и «Яблока» участвовать в голосовании за пост председателя Государственной Думы, так как коммунисты и члены фракции «Единства» достигли соглашения о голосовании по кандидатуре Геннадия Селезнева. Кириенко назвал это решение «сговором», и перед голосованием члены фракций СПС, ОВР и «Яблока» покинули Государственную Думу.

25 января 2000 года Сергей Кириенко встретился с исполняющим обязанности Президента России Владимиром Путиным и обсудил с ним ситуацию, сложившуюся в Думе. После встречи Кириенко заявил, что фракция СПС приступит к работе, если будет решена проблема парламентского меньшинства, если произойдут изменения в регламенте и будет признана приоритетность законопроектов, вносимых СПС. То есть, он ставил перед думским большинством, оппозиционным Кремлю, заведомо неприемлемые задачи и тем самым сознательно шел на конфронтацию.

Почему? Решиться на такое можно было только в том случае, если возникала перспектива более интересной работы, чем постоянные думские «прения»... Скорей всего, на январской встрече Путин предложил Кириенко дождаться результатов президентских выборов и пообещал именно такую интересную работу. Также более чем вероятно, что именно тогда они обсудили институт полпредства, и Кириенко вышел от и. о. президента, уже зная, что в случае победы Путина будет работать именно в Приволжском федеральном округе, в Нижнем Новгороде, ставшем ему второй родиной.



ИНАЧЕ слишком много получается совпадений. Сергей Кириенко, дослужившийся в армии до сержанта, оказался в числе генералов, остальных полномочных представителей Путина. Он был назначен на эту должность сразу же после Указа о создании федеральных округов и введения института полпредства. Ему достался Приволжский округ, куда вошли республики Татарстан, Башкортостан, Чувашия, Марий-Эл, Мордовия, Удмуртия, а также Нижегородская, Оренбургская, Пензенская, Пермская, Самарская, Саратовская и Ульяновская области и Коми-Пермяцкий автономный округ.

Территория ПФО – чуть больше семи процентов территории России. Но по численности населения он был вторым после Центрального – 22 процента от населения России. Доля промышленного производства составляла почти четверть от общероссийского объема. По этому показателю даже Центральный округ оставался на втором месте. В ПФО были сосредоточены по сути весь автопром – заводы в Нижнем Новгороде, Ульяновске, Тольятти, Набережных Челнах - и больше половины российской «оборонки» – предприятия в Ижевске, Перми, Казани, Самаре и Саратове...

После назначения Кириенко даже серьезные аналитические издания продемонстрировали некоторую растерянность. Логика президентских назначений была, в общем, понятна. Георгий Полтавченко в Центральном и Виктор Черкесов в Северо-Западном округах должны были усилить федеральный контроль финансовых и информационных потоков. Петру Латышеву в Уральском округе предстояло вернуть в лоно государства промышленность, которую к тому времени успели поделить «братки». Константин Пуликовский в Дальневосточном округе и Леонид Драчевский в Сибирском должны были навести порядок в «северном завозе» и пресечь сепаратистские настроения губернаторов. Назначение Виктора Казанцева эксперты считали уступкой Путина набирающему силу военному лобби. «Что же касается фигуры Кириенко (ПФО), – писал один из аналитиков в докладе Правительству РФ, – то здесь возникает много вопросов, ибо Сергей Владиленович как политическая фигура вряд ли серьезно воспринимается главами субъектов Федерации, входящих в ПФО».

Кроме того, назначение Сергея Кириенко полпредом одними было расценено как «исчерпание путинского резерва кадров», другими – как результат введения квоты «в органах исполнительной власти для правых политиков». Здесь явная ошибка – полпреды никоим образом не входили в структуры исполнительной власти.

Прошло пять лет. В качестве глав субъектов Федерации в Приволжском федеральном округе остались только те руководители, которые «серьезно воспринимали» Сергея Владиленовича как политическую фигуру...

Уже в первый год работы полпредом Кириенко в округе было приведено в соответствие с федеральным законодательством более тысячи региональных правовых актов. С подачи полпреда заменили 70 (!) процентов прокуроров округа. Понятно, это делала Генеральная прокуратура, но вряд ли она пошла бы на поводу у Кириенко, не представляя его связей в Москве. Кириенко ввел жесткую ротацию чиновников. Они не могли работать на одном месте более 3 - 5 лет. Он всегда был категорически против введения третьего срока для губернаторов и президентов республик. Потому что, считал Кириенко, в противном случае во многих регионах этот пост может стать наследственным или пожизненным. И своих целей полпред добился. Ему не удалось провести свою кадровую политику только в отношении глав Татарстана и Башкортостана – слишком хрупко до сих пор в этих республиках общественное согласие, и резкая смена лидеров могла бы приблизить опасность «цветной» революции уже на территории России.

После перехода Кириенко в Минатом произошло два назначения новых полпредов – Камиля Исхакова, мэра Казани, в Дальневосточный округ и Александра Коновалова, прокурора Башкортостана, в Приволжский. То есть оба назначенца – из округа Сергея Владиленовича и, надо понимать, из его круга. Ясно, что такое назначение не могло пройти без консультаций Владимира Путина с бывшим полпредом. Тут уж впору говорить о «кадровом резерве Кириенко»…



ОН ТЕРПЕЛИВО, как и подобает самураю, «пересидел» в своей должности почти всех полпредов, назначенных одновременно с ним в 2000 году. Любопытно проанализировать, как освещали их деятельность средства массовой информации. Меньше всех на ТВ и газетных полосах отличился полпред в Центральном округе Георгий Полтавченко. Понятно, здесь хватает своих «ньюсмейкеров», начиная с Юрия Лужкова. Так же редко отличались в СМИ полпреды в Северо-Западном, Уральском и Сибирском федеральных округах. Вот Константин Пуликовский достаточно часто мелькал на телеэкране, но обычно в связи с постоянными скандалами своих «поднадзорных» – губернатора Приморского края Евгения Наздратенко, мэров Владивостока Виктора Черепкова и Юрия Копылова. Полпреды в Южном округе тоже нередко становились объектами внимания СМИ – в связи с каждым новым обострением ситуации на Северном Кавказе.

И только Сергей Владиленович Кириенко никогда не появлялся на телеэкранах и на газетных полосах в связи со скандалами и разного рода неприятностями, происходящими на территории вверенного ему округа. Даже во время знаменитого избиения милицией целого города в Башкирии или ликвидации спецслужбами ОПГ на автозаводе в Тольятти. Зато полпреда президента в Приволжском округе охотно показывали, когда он поздравлял со вступлением в должность очередного губернатора и вручал тому подарки со смыслом. Или открывал фестиваль народных талантов, школьную олимпиаду, слет молодых бизнесменов, собрание ученых. Кириенко дал огромное количество интервью региональным и федеральным печатным изданиям, на имидж полпреда работал Центр стратегических исследований Приволжского федерального округа, куда входили видные столичные специалисты по экономическим, социальным, культурным вопросам и конфессиональной политике.

В Приволжском округе испытывались многие федеральные проекты – в том числе законодательные, реализовывались проекты инвестиционные, экологические и этнографические. Здесь проводились крупные федеральные совещания с участием представителей Администрации Президента РФ, министров и глав субъектов Федерации, заседания Президиума Госсовета, на которых выступал Владимир Путин. Обсуждались именно те реформы, которые потом существенно влияли на жизнь страны. Совещание по проблемам сельского хозяйства буквально на днях Путин провел в Ижевске.

«Приволжский округ считается лабораторией нового опыта», – писала одна из федеральных газет в 2004 году. Знаменитый закон № 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», как известно, отложен до 2009 года, но пять областей Приволжского округа вышли на начало реализации закона уже с 1 января 2006 года. В округе начали первыми «обкатывать» сертификаты на медицинское обслуживание рожениц, здесь выделены средства на приобретение 12 тысяч машин «скорой помощи», что сопоставимо со всем парком таких машин в стране.

Многие показатели в социально-экономической сфере округа низки, некоторые не дотягивают до среднероссийских, но, вероятно, нельзя построить общество благоденствия в одном отдельно взятом округе, как нельзя было построить коммунизм в отдельно взятой стране. Хотя по последним данным Госкомстата экономика в округе развивается более быстрыми темпами, чем экономика страны в целом. Например, по доле промышленного производства Приволжский округ занял первое место в стране, удельный вес округа в экономике России (промышленность и сельское хозяйство) приближается к 20 процентам.

Однако полпред Кириенко и не считал своей задачей быть толкачом социально-экономического развития округа. Для этого он расставил на ключевые посты в округе людей, которые теперь обязаны своим возвышением именно Сергею Кириенко. И – Путину. «Задача полпредов – создать условия для взаимодействия и партнерства между всеми уровнями власти», – отметил Сергей Кириенко в одном из интервью. Он постоянно подчеркивал, что выполняет волю президента Путина, выстраивая властную вертикаль в рамках отдельного федерального округа. И с этой задачей, кажется, вполне справился. Хотя, по отзывам тех, кто с ним работал, для этого Кириенко нередко «отрывал головы». Это выражение стало его боевым кличем. Полагаю, такой жесткий «самурайский» стиль импонировал и президенту Владимиру Путину.



ТЕПЕРЬ посмотрим, как был использован мощный медиаресурс для обоснования возвращения Сергея Владиленовича в Москву. Сначала Россия и США долго препирались по поводу экстрадиции бывшего главы Минатома Евгения Адамова, арестованного швейцарцами. Об этом сообщали в каждом выпуске теленовостей почти все восемь месяцев, что Адамов находился в швейцарской тюрьме. Его привезли в Россию в конце 2005 года и тут же забыли в «Матросской тишине».

С осени 2005 года на первых полосах газет и в теленовостях прочно обосновались «иранский ядерный проект», «иранское досье» и связанные с ними инициативы России.

И на этом фоне прошло назначение в середине ноября 2005 года Сергея Кириенко главой Минатома. Самым примечательным был комментарий по этому поводу губернатора Саратовской области Павла Ипатова, сменившего приснопамятного Дмитрия Аяцкова, того самого Ипатова, на инаугурации которого выступал полпред Кириенко. Губернатор назвал Сергея Кириенко находкой для Минатома. «Кругозор, опыт работы, интеллект – Минатом очень от этого выиграет. И идет он туда не просто на работу, а на реформирование этой отрасли. Через 2–3 года атомная энергетика будет наиболее эффективной и перспективной отраслью. Сергей Владиленович обеспечит нужную отдачу». Правда, нашелся один академик, который с удивлением заметил: как, мол, можно доверять атомную энергетику инженеру-судостроителю?

Вообще-то в судостроении Кириенко работал давно, в комсомольской юности. А потом, разве у нас все министерства возглавляют профильные специалисты? Понятно, что атомной станцией должен руководить инженер-ядерщик. Но агентству по атомной энергии нужен менеджер, в качестве какового Сергея Кириенко и назначили.

Владимир Путин в выступлениях, транслированных по телевидению, в том числе во время последних визитов в Китай и Казахстан, называл атомную энергетику приоритетным проектом, а строительство новых АЭС – задачей государственного масштаба. Действительно, ее решение позволит обеспечить национальную безопасность в сфере энергетики в условиях падения добычи нефти и газа. О том же говорит в телевыступлениях и Сергей Кириенко, обещая добиться крупных инвестиций в строительство АЭС и их государственной поддержки. Саммит «большой восьмерки» будет посвящен политическим рискам в сфере энергетической безопасности. Это не случайно. Мировое сообщество озабочено сокращением запасов энергоресурсов и постоянным ростом их стоимости. Дешевой нефти больше не будет, и в этих условиях на первый план выходит возобновляемое топливо и ядерная энергетика. Чем быстрее Россия нарастит мускулы «мирного атома», тем прочнее будет ее статус энергетической сверхдержавы даже в условиях падения добычи нефти и газа. Атомная энергетика становится стратегической, ключевой отраслью.

Что такое реформирование атомной отрасли? Это прежде всего восстановление производственных связей в «оборонке», налаживание сотрудничества бывшего Средмаша со старыми смежниками во всех российских – и не только российских – регионах. Таким образом, Путин и Кириенко «озвучили» существование еще одного национального проекта – без пропагандистского шума, которым сопровождалось, например, представление обществу остальных проектов, вроде улучшения здравоохранения или расширения жилищного строительства. Заметим, что национальный проект ускоренного развития ядерной энергетики предполагается осуществить под эгидой агентства – даже не федерального министерства. Надо думать, эксперты, обсуждавшие назначение Кириенко руководителем «простого агентства», явно поторопились с выводом, что полпред «пошел на понижение».

Именно на таком проекте – имеющем огромный международный резонанс и несопоставимый с тем же здравоохранением бюджет – можно вернуться в большую политику. Вне зависимости от результатов работы, потому что выполнение такой крупномасштабной задачи, как укрепление энергетической безопасности за счет строительства АЭС, нельзя уложить в обозримые временные рамки. Зато, оживив «оборонку», предприятия которой являются градообразующими элементами чуть ли в половине российских городов, Сергей Кириенко вполне может рассчитывать на благодарность электората. Тем более в качестве преемника Владимира Путина. Для этого ему, может быть, даже не придется перед президентскими выборами возвращаться в кресло премьер-министра, хотя и такую, усиливающую его позиции, перестановку тоже нужно иметь в виду. А еще Кириенко, в качестве главы ведомства, занимающегося ядерными проектами, сумеет за время, оставшееся до выборов, приобрести (и восстановить) полезные связи в международном сообществе.

Все телесюжеты о переговорах России и Ирана по переработке ядерного горючего включали «картинки» с Кириенко и его высказывания. Набирал обороты кризиса с «иранским досье» – и на этом фоне все больше «раскручивался» Сергей Владиленович. В последнюю неделю февраля его показывали, пожалуй, чаще, чем президента. Когда иранская проблема зашла в тупик, о ней, практически, замолчали. Зато Сергей Владиленович триумфально въехал в Китай с инспекцией строительства атомной станции – в сопровождении статусного журналиста крупнейшего якобы независимого телеканала.



ЕСТЬ НЕСКОЛЬКО моментов, которые пока мешают воспринимать Сергея Кириенко как реального преемника действующего президента. Во-первых, ему надо окончательно «отмыться» от дефолта. Сделать это несложно – достаточно в рамках «раскрутки» опубликовать воспоминания основных участников событий 1998 года, которые были в курсе отставки Кириенко. Во-вторых, надо снять неприятный осадок от скандалов, связанных с обвинениями Кириенко в принадлежности к секте сайентологов и присвоением транша МВФ. Хотя эти обвинения и выглядели глупо, и одна из газет уже напечатала по суду опровержение, но искры скандалов еще тлеют.

И наконец, в нашей многонациональной и очень толерантной стране обязательно встанет вопрос о национальности Кириенко. И это – основное бревно на пути бронепоезда Кириенко, возвращающегося с запасного пути. Хотя опять же обстановка благоприятна. Никогда еще, даже в советское время, в России не было такого многонационального правительства. И возглавляет его, заметим, представитель нацменьшинств. Назначение украинцев, евреев, немцев и татар на должности министров, полпредов, руководителей крупных ведомств, постоянные контакты главы государства с духовными лидерами всех конфессий – подтверждение того, что Владимир Путин настойчиво внедряет политкорректность в широких массах. И все же необходимы некоторые пропагандистские и организационные мероприятия, которые полностью снимут проблему, связанную с национальностью Сергея Кириенко.

Передав власть в 2008 году Кириенко, Владимир Путин может спокойно заняться чем угодно до очередных выборов. Партийным строительством, например, чтобы встретить новые выборы в 2012 году в качестве лидера крупной партии. А Сергей Кириенко в эти четыре года, накопив в Минатоме нужные международные связи, подправит имидж России, несколько подпорченный неуступчиво патриотической позицией Владимира Путина. Затем Путин сможет вернуться – хоть еще на два срока.

Они внешне похожи – не физиономически, а физиологически. У них одинаковая манера говорить: хорошая дикция, способность произносить «без бумажки» большие тексты, сложные в понятийном и синтаксическом планах. То есть в подсознании большинства избирателей, особенно консервативно относящихся к действительности и не желающих «революционных» перемен, образ Кириенко весьма корректно накладывается на образ Путина. Без особого насилия над воображением Сергей Владиленович воспринимается именно как реальный «сменщик» Владимира Владимировича.

В общем, Кириенко – идеальный партнер для долгого сотрудничества с Путиным, когда они, как два лыжника на эстафете, смогут передавать друг другу президентский штандарт, не оставляя его в руках непредсказуемых кандидатов. Вот такой выбор для страны, которая на протяжении последних ста лет не могла закончить ни одну реформу только потому, что каждый новый руководитель предпочитал сначала отказаться от наследства предшественника и объявить свои, порой самые безумные, планы вершиной теоретической мысли и практики государственного строительства...

Фото Хайди ХОЛЛИНДЖЕР
   
стр.1 // СУХАРЕВ Владислав
Полное оглавление номера


ГОЛОСОВАНИЕ
Кто главнее?
Путин
Вот этого-то я и не могу понять...
Ответ - в Конституции
Медведев
посмотреть результаты
НАШИ ПАРТНЕРЫ

|

Взгляд из Америки: очаги терактов по-прежнему имеют северокавказскую прописку
В докладе американского госдепартамента о распространении терроризма в мире в 2011 году, который ежегодно направляется в конгресс США, указывается на то, что очаг террористической опасности в России по-прежнему концентрируется на Северном Кавказе.

Атеисты и верующие – актуальное противостояние ХХI века
Закон, предполагающий уголовную ответственность за оскорбление чувств верующих и осквернение святынь, был внесен в Госдуму.

Казахстан: войска стреляют в мирных людей
Сегодня более 3000 человек собрались на мирный митинг на главной площади города в центре Жанаозеня.

Долг платежом красен
Конфликт с российским дипломатом произошел в провинции Конфликт с российским дипломатомв Китае. К нему применили насилие и задержали в одном из офисов во время оказания помощи двум российским гражданам. Последних, в свою очередь, из того же офиса уже пять дней не отпускают китайские партнеры.

Слушается дело об убийстве Свиридова
В Мосгорсуде слушается дело шести уроженцев Северного Кавказа, которые в ночь на 6 декабря затеяли на улице потасовку, в результате которой был убит болельщик московского «Спартака» Егор Свиридов.

Юрий Кукин
У каждого поколения должны быть свои герои. Это, конечно, громко сказано. Тем более, когда при упоминании таковых, в первую очередь, возникает специфический голос, нехитрых несколько аккордов под гитару и удивительное человеческое обаяние. Сразу вспоминается дурацкое: «Хороший парень – это не профессия».

Премия Леонида Вышеславского – А. Зараховичу и Г. Фальковичу.
В Киеве состоялось пятое по счету вручение уникальной поэтической премии имени Леонида Николаевича Вышеславского «Планета поэта» (русская и украинская номинации). Л.Н. Вышеславский – личность легендарная, человек, которому Григорий Петников в 1963 году передал звание «Председатель земного шара».


X-Profit

Издательский дом "Наше время" © Издательский дом "Наше время"
Все права защищены
(495) 951-39-05
Правовая информация об ограничениях | sitemap | Статьи